Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

 истории из жизни онлайн

БиблиотекарьЧасть 1

Я хотела стать библиотекарем. Точнее, я искала работу по душе, пусть и с небольшим доходом. Библиотека давала мне возможность не только знакомства с новинками современной литературы, но и общения с молодёжью, участия в различных семинарах и тренингах.

Конечно, хотелось многое успеть и сделать. В мечтах вырисовывалась картина идеально расставленных по полкам новинок, виртуозно разложенных буклетов, и стоящих рядом с ними читателей, наслаждающихся красотой литературного искусства. Хотелось создать настоящий шедевр, который смог бы ещё раз доказать превосходство культуры.

Когда я переступила порог библиотеки, люди, работающие в ней, казались мне мастерами своего дела. Эти люди, как мне представлялось, не просто выдают книги читателям, но и являются неотъемлемой частью процесса просвещения всего общества, даруя миру лучшее, что у него есть.

Но на деле всё оказалось совсем иначе. Я работала в качестве подмастерья у старшего библиотекаря. Почему-то она сразу враждебно отнеслась ко мне. Мне поскорее хотелось во всём разобраться, я постоянно задавала вопросы. На них библиотекарь скромно отсылала меня к книжным стеллажам: «Вы разберётесь во всём сами. Опыт работы вы получите на практике». Смотря на незнакомые мне шифры и коды, я долго разбиралась в том, на какой стеллаж поставить ту или иную книгу. На помощь пришла заведующая библиотеки, которая внесла ясность в происходящее. Книг, которые необходимо было разложить, было много. После проверки они все были проклеены специальным маркером, частенько я и сама наклеивала маркер.

Со временем книги быстрее попадали на нужные места. Опыт по раскладке книг я получила бесценный. Пока я раскладывала книги, старший библиотекарь мирно распивала чаёк за своим столом и обслуживала читателей. Уставшая, я подсаживалась к ней в ожидании какого-либо совета или напутствия, но получала бесцеремонный отказ.

Она показалась мне какой-то странной, эта библиотекарь. Её звали Светланой. Она с еле сдерживаемой яростью смотрела на меня, лишь изредка вставая со своего стула. Меня такое отношение немного обескураживало, и я пыталась добиться взаимопонимания.

Светлана согласилась пообщаться со мной в виде одолжения. Мне нечего было скрывать, и я делилась историями из своей жизни. Несмотря на леденящий холод со стороны Светланы, я старалась быть как можно вежливее, отдавая честь её предпенсионному возрасту. На свой рассказ я встретила только упрёк с её стороны: «Нельзя так открывать сердце людям» «Странно, - подумала я. – Что может быть плохого в открытом сердце? В доверии, честности, доброте? Что плохого в искренности отношений между людьми?» Глаза Светланы были злыми и колючими.

Насколько я поняла, доверять мне было нельзя этому человеку. Набегавшись с книгами по книжным полкам, я присела за свой стол. В библиотеке стояла кромешная тишина. Светлана продолжала наблюдать за мной, взяв к себе в подруги гардеробщицу Татьяну.

Татьяна, в отличие от Светланы, была менее скрытной. Она сразу же рассказала мне историю о том, что им в молодости никто не помогал, а их просто выгоняли на производство. Они сами добивались результатов в работе, сами набирались опыта. Татьяна была слишком агрессивной, постоянно делала выпады в мою сторону, махала ногами. Было видно, что она голова была избавиться от меня буквально сразу же, как я устроилась к ним на работу.

Учить они меня не собирались, а поиздеваться надо мной хотели очень. Причём сказали заведующей, что они чистые ангелы, обучающие меня библиотечному мастерству день и ночь. Заведующая, нагруженная своими проблемами и предстоящей проверкой, ретировалась на время в свой кабинет. У неё голова шла кругом от постоянных проблем, которые накатывались на библиотеку словно из рога изобилия.

Несмотря на всё происходящее, я старалась наладить контакт со старшим библиотекарем, помогая разносить ей книги. Светлана крайне не любила вставать с места, на её столе вечно лежала груда литературы, которые сдавали читатели. Я старалась расставлять эти книги. Правда, мне не всегда удавалось сделать это правильно.

Параллельно Светлана вела тихую борьбу со мной, настраивая против меня читателей. Перед приходящими людьми я представлялась в виде монстра из центра с новыми правилами, которым меня обучили на курсах. Светлана рассказывала читателям про меня какие-то небылицы, на что они реагировали по-разному: кто откровенно ругался матом, кто просто отворачивался, кто рассерженно уходил. Народ явно был против меня. В таких условиях я всё равно старалась работать.

Страсти улеглись после внеочередной бурной ссоры с Татьяной. Татьяна с пеной у рта доказывала превосходство в мире денег и всего материального, как это важно. Доказывала мне, что учителя в школах деньги лопатой гребут. Она пыталась намекнуть мне, чтобы я поскорее увольнялась и уходила работать в школу учителем.

Прошло некоторое время, как заведующая налетела на меня с серьёзным выговором, что я не слушаю и не принимаю помощь от старшего библиотекаря. Я смотрела на заведующую удивлёнными глазами. В довесок она утверждала, что я подсиживаю её, собираюсь стать начальством. Разгневанная заведующая отписала мне целый выговор ни за что.

Я так и не поняла, почему они решили, что я подсиживаю кого-то. В происходящем сложно было разобраться. Но несмотря на всё это, во мне ещё было желание работать.

Я постоянно думала о том, как модернизировать библиотечный мир, как сделать его более привлекательным для читателей. В голове крутилось много различных идей.

«Брошюры… Разработать брошюры от нашей библиотеки на различные мероприятия и раздавать их читателям... Выставка. Надо придумать что-нибудь новенькое. Техникум. Надо разработать кружок. Школа. Нужно привлечь юных читателей...»

Так я старалась не обращать внимания на происходящее вокруг. А вокруг творилось всякое. Вдруг отношение Светланы и Татьяны ко мне поменялось. Они стали понемногу помогать мне. Они стали объяснять, где какие книги лежат и как правильно их расставить. Вроде страсти улеглись. Часть читателей успокоилась.

Заведующая периодически заходила к нам, выдавая новые указания. На что Светлана пыхтела, обижалась, жаловалась. Позже я поняла, что успокоились они лишь на время.

 истории из жизни онлайн

БиблиотекарьЧасть 1

Я хотела стать библиотекарем. Точнее, я искала работу по душе, пусть и с небольшим доходом. Библиотека давала мне возможность не только знакомства с новинками современной литературы, но и общения с молодёжью, участия в различных семинарах и тренингах.

Конечно, хотелось многое успеть и сделать. В мечтах вырисовывалась картина идеально расставленных по полкам новинок, виртуозно разложенных буклетов, и стоящих рядом с ними читателей, наслаждающихся красотой литературного искусства. Хотелось создать настоящий шедевр, который смог бы ещё раз доказать превосходство культуры.

Когда я переступила порог библиотеки, люди, работающие в ней, казались мне мастерами своего дела. Эти люди, как мне представлялось, не просто выдают книги читателям, но и являются неотъемлемой частью процесса просвещения всего общества, даруя миру лучшее, что у него есть.

Но на деле всё оказалось совсем иначе. Я работала в качестве подмастерья у старшего библиотекаря. Почему-то она сразу враждебно отнеслась ко мне. Мне поскорее хотелось во всём разобраться, я постоянно задавала вопросы. На них библиотекарь скромно отсылала меня к книжным стеллажам: «Вы разберётесь во всём сами. Опыт работы вы получите на практике». Смотря на незнакомые мне шифры и коды, я долго разбиралась в том, на какой стеллаж поставить ту или иную книгу. На помощь пришла заведующая библиотеки, которая внесла ясность в происходящее. Книг, которые необходимо было разложить, было много. После проверки они все были проклеены специальным маркером, частенько я и сама наклеивала маркер.

Со временем книги быстрее попадали на нужные места. Опыт по раскладке книг я получила бесценный. Пока я раскладывала книги, старший библиотекарь мирно распивала чаёк за своим столом и обслуживала читателей. Уставшая, я подсаживалась к ней в ожидании какого-либо совета или напутствия, но получала бесцеремонный отказ.

Она показалась мне какой-то странной, эта библиотекарь. Её звали Светланой. Она с еле сдерживаемой яростью смотрела на меня, лишь изредка вставая со своего стула. Меня такое отношение немного обескураживало, и я пыталась добиться взаимопонимания.

Светлана согласилась пообщаться со мной в виде одолжения. Мне нечего было скрывать, и я делилась историями из своей жизни. Несмотря на леденящий холод со стороны Светланы, я старалась быть как можно вежливее, отдавая честь её предпенсионному возрасту. На свой рассказ я встретила только упрёк с её стороны: «Нельзя так открывать сердце людям» «Странно, - подумала я. – Что может быть плохого в открытом сердце? В доверии, честности, доброте? Что плохого в искренности отношений между людьми?» Глаза Светланы были злыми и колючими.

Насколько я поняла, доверять мне было нельзя этому человеку. Набегавшись с книгами по книжным полкам, я присела за свой стол. В библиотеке стояла кромешная тишина. Светлана продолжала наблюдать за мной, взяв к себе в подруги гардеробщицу Татьяну.

Татьяна, в отличие от Светланы, была менее скрытной. Она сразу же рассказала мне историю о том, что им в молодости никто не помогал, а их просто выгоняли на производство. Они сами добивались результатов в работе, сами набирались опыта. Татьяна была слишком агрессивной, постоянно делала выпады в мою сторону, махала ногами. Было видно, что она голова была избавиться от меня буквально сразу же, как я устроилась к ним на работу.

Учить они меня не собирались, а поиздеваться надо мной хотели очень. Причём сказали заведующей, что они чистые ангелы, обучающие меня библиотечному мастерству день и ночь. Заведующая, нагруженная своими проблемами и предстоящей проверкой, ретировалась на время в свой кабинет. У неё голова шла кругом от постоянных проблем, которые накатывались на библиотеку словно из рога изобилия.

Несмотря на всё происходящее, я старалась наладить контакт со старшим библиотекарем, помогая разносить ей книги. Светлана крайне не любила вставать с места, на её столе вечно лежала груда литературы, которые сдавали читатели. Я старалась расставлять эти книги. Правда, мне не всегда удавалось сделать это правильно.

Параллельно Светлана вела тихую борьбу со мной, настраивая против меня читателей. Перед приходящими людьми я представлялась в виде монстра из центра с новыми правилами, которым меня обучили на курсах. Светлана рассказывала читателям про меня какие-то небылицы, на что они реагировали по-разному: кто откровенно ругался матом, кто просто отворачивался, кто рассерженно уходил. Народ явно был против меня. В таких условиях я всё равно старалась работать.

Страсти улеглись после внеочередной бурной ссоры с Татьяной. Татьяна с пеной у рта доказывала превосходство в мире денег и всего материального, как это важно. Доказывала мне, что учителя в школах деньги лопатой гребут. Она пыталась намекнуть мне, чтобы я поскорее увольнялась и уходила работать в школу учителем.

Прошло некоторое время, как заведующая налетела на меня с серьёзным выговором, что я не слушаю и не принимаю помощь от старшего библиотекаря. Я смотрела на заведующую удивлёнными глазами. В довесок она утверждала, что я подсиживаю её, собираюсь стать начальством. Разгневанная заведующая отписала мне целый выговор ни за что.

Я так и не поняла, почему они решили, что я подсиживаю кого-то. В происходящем сложно было разобраться. Но несмотря на всё это, во мне ещё было желание работать.

Я постоянно думала о том, как модернизировать библиотечный мир, как сделать его более привлекательным для читателей. В голове крутилось много различных идей.

«Брошюры… Разработать брошюры от нашей библиотеки на различные мероприятия и раздавать их читателям... Выставка. Надо придумать что-нибудь новенькое. Техникум. Надо разработать кружок. Школа. Нужно привлечь юных читателей...»

Так я старалась не обращать внимания на происходящее вокруг. А вокруг творилось всякое. Вдруг отношение Светланы и Татьяны ко мне поменялось. Они стали понемногу помогать мне. Они стали объяснять, где какие книги лежат и как правильно их расставить. Вроде страсти улеглись. Часть читателей успокоилась.

Заведующая периодически заходила к нам, выдавая новые указания. На что Светлана пыхтела, обижалась, жаловалась. Позже я поняла, что успокоились они лишь на время.

Часть 2

Часть 2

Как до меня дошло позднее, этот народ просто не хотел работать, а активно сопротивлялся инновациям, враждовал с начальством, посылающим на них всякие неприятности в виде организации необычных мероприятий, да и с самой заведующей, которая как могла старалась модернизировать библиотеку. Им просто лень было что-то делать, а сидеть на одном месте хотелось очень сильно. И боролись они за свою свободу от работы и инноваций всевозможными способами, не пренебрегая ни чем, даже грязным, на их взгляд, бельём.

Настройка читателей на нужный им лад, постоянные подсиживания и подставы перед заведующей – это ещё полдела. Они активно начали копаться в моей жизни, в том прошлом, которое у меня было, как, впрочем, и у всех.

Я начинала работать учителем в техникуме. Наверное, это был мой самый опрометчивый шаг в жизни. Я была молодой мамой, развелась с мужем. На руках у меня была маленькая дочка, которую нужно было кормить и одевать. Родители, как могли, помогали мне, но денег всё равно не хватало. Кроме них и сестрёнки, у меня никого не было. Работать надо было. И я пошла туда, где было свободное место.

Первые шаги учителя приносили мне много слёз, но педагоги из техникума поддерживали меня. Один из учащихся стал активно домогаться меня. Будучи педагогом, я не имела права и не должна была обращать на это внимание. Но молодой человек не унимался, и мне пришлось покинуть стены техникума. Естественно, влюблённый учащийся вылил на меня много грязи и доставил моей семье много неприятностей. Я жила в постоянном ужасе и страхе от его поступков, но в душе всегда знала, что поступила правильно.

Библиотекарь Светлана знала эту историю, но с другой стороны. Она посчитала меня развратной женщиной, которая вместо обучения подростков играла с ними в жуткие игры, извращала их. Воспринимая эту историю несколько иначе, Светлана, вооружённая группой поддержки работников, искренне уверенных в её правоте, стала обыгрывать со мной тот же самый сценарий.

Выглядело это следующим образом. Меня необходимо было достать на расстоянии. Штат хозяйственных работников и гардеробщица хитро потирали ручки. Они начали лезть в мою жизнь, в семью, стравливая меня и моих родителей. Естественно, они привлекли к этому делу и читателей. В моей жизни началась целая череда неприятностей: я постоянно слышала какие-то странные голоса людей, смех, подначивания. Складывалось ощущение, что люди просто пытались свести меня с ума. Почему-то Светлана решила, что я глубоко расчётливый, алчный, похотливый и жестокий человек. Эта информация доносилась до тех, кто её поддерживал.

Мало того, что на работе было не сладко, дома начался настоящий кошмар. Мама стала плохо спать по ночам, у неё подскочило давление и пришлось вызвать врача. Отец постоянно пил лекарства, приходя с работы домой уставшим за день и вымотанным. Мы заболели всей семьёй. Было ощущение, что целый мир набросился на нас, а преследовали нас всего лишь сотрудники библиотеки.

Приходя на работу, я уже не могла общаться со Светланой. В моих глазах появилась лютая нескрываемая ненависть к этому человеку, который был способен сломать не одну жизнь вместе со своим коллективом ради того, чтобы тупо не работать.

Нимб с работников культуры спал также быстро, как и появился. Глядя на этих людей трезвыми глазами, я всё же старалась работать. Правда шла на работу без сердца. Его из меня просто вырвали.

Часть 3

Часть 3

А вокруг творилось нечто невообразимое… Люди, мысли, суета… Не разобрать было в том хаосе, что происходит. Накручивалось всё по спирали. Извращалось всё. Светлана и Татьяна говорили про меня работникам всякие гадости, подражали мой голос, искажая мой образ до неузнаваемости.

И как только у них это получалось? Работать за человека в направлении той ерунды, на которую способны только они? Они и не пытались вовсе защитить меня перед кем-то, они просто боролись с кем-то доселе невидимым. Но с кем? С вышестоящим начальством? Смысл-то в этом какой? Как рыба может плыть без головы?

До последнего я держалась своих внутренних правил и ориентиров. Я помогала Светлане, разнося книги, но разговаривать с ней более не садилась. Если подходила к ней, то только по работе. Она, наблюдая за моими стараниями в плане работы, тоже начала тихонько двигаться. Но не с добрыми помыслами, а наоборот. Она всё переживала, что я вдруг откажу ей в помощи, буду подставлять её и подсиживать. Да, я не любила эту женщину искренне, но мстить ей и поддаваться её глупостям не собиралась, а раз мы работаем в паре – значит и будем так работать. Пусть между нами пробежала большая чёрная кошка, но если у неё есть какие-то идеи, то почему бы и не поддержать их? Конечно, любви и особой симпатии не будет, но работа будет идти полным ходом.

Светлана чувствовала это. Она понимала, что я сильнее тех проблем, которые они на меня нагрузили всем коллективом абонемента. И продолжала грузить на меня новый «детский сад».

Наша хозяйственная работница Жанна пару раз упрашивала меня разговаривать со Светланой. Я разговаривала, но только по работе. Видать, это её не устраивало.

Не было во мне души. Двери в сердце захлопнулись, и осталось только одна работа, работа, работа… Светлана не могла остановиться и продолжала заниматься издёвками.

Чего ей вообще от меня было нужно после того, что они сотворили со мной?

Я осталась верна своим прежним идеалам, а издевательства продолжались. Светлана, словно парализованная, продолжала стравливать меня с людьми. Сидя на своём укромном месте, не поднимая задницы, она всё продолжала давить на то, что я начальница и должна приказывать людям. Они не могли остановиться… Пока меня не остановила болезнь.

Я заболела. Мои лёгкие начали гореть. Температура постепенно поднималась, и я начала пить парацетамол. С каждым днём становилось сложнее дышать. Всё тело - голова, руки, ноги - покрылось страшной сыпью. Я начала нестерпимо чесаться и кашлять.

Часть 4

Часть 4

Наступил день генеральной уборки. Хаос вокруг продолжался. Мысли, люди, чертовщина…От моего имени и моим голосом уже отдавались приказы. Я смотрела со стороны на всё это и понимала, что скоро не выдержу.

Меня поразила сцена в зале. Татьяна стояла над изголовьем Светланы и отдавала ей приказы: «Работай - я сказала!» Светлана тем временем, сидя на стуле, нервно отбирала старые книги с полок в макулатуру. Обзывая Светлану по-всякому, Татьяна создавала видимость моей кипучей управленческой деятельности, которую я якобы совершала. Всё это делалось для приехавшей внезапно комиссии, а я тем временем разрабатывала внеочередное культурно-массовое мероприятие для школьников. Сцена в зале была превосходна. Актёрского мастерства этим людям было не занимать. Но мне было уже глубоко всё равно на то, что подумают люди сверху.

Я поняла, что культура гниёт, и гниение это мне не остановить. Не справиться с той враждой, которая вдруг вспыхивает между людьми, потом на время погасает и потом опять разгорается диким пламенем.

На горизонте появилась заведующая. Она пригласила меня к себе и дала тряпочку для работы с книгами. Мне необходимо было провести влажную уборку.

Когда комиссия уехала, Светлана с довольным видом попросила меня убрать те книги, которые она отложила на сдачу в макулатуру. Я спокойно вышла и выполнила свою работу, убрав книги в нужное место. Светлана не вставала с места.

Я принялась за уборку. У меня складывалось ощущение, что её не проводили целый век. Книги в хранилище стояли в горах пыли. Я начала чихать, потом нос и горло забились книжной пылью. Стало тяжело дышать.

Светлана начала приглашать меня пить чай, на что я отказалась. Странная она какая-то… Что ей было нужно от меня после того спектакля, который они устроили перед комиссией? Дружбы? Разговора? Или скорейшего моего увольнения?

Я только посмотрела на неё с искренним состраданием и тряпкой в руках и спросила: «Как вы дышите этой пылью?» На что Светлана мне ответила: «Так мы привыкли!» Затем она сказала мне приказать уборщице прибрать эту пыль. Приказывать я никому ничего явно не собиралась. На мой взгляд, люди должны солидарно делать свою работу, любить то, чем они занимаются, а не кричать друг на друга и, тем более, заставлять выполнять что-либо. Свою работу нужно любить и стараться сделать её лучше. Складывалось впечатление, что этим людям было всё равно на тот смрад, который их окружает, то зловоние, которое доносится из подвала, и ту мерзость, которую сами эти люди источают.

Конечно, я понимаю, что они боролись с кем-то, с какой-то якобы зловещей рукой сверху. Но бороться таким способом? Извращая сознание людей? Погружая человека в глубокую грязь? Зачем? Не проще ли жить миром и созидать на благо общества? Не проще ли откинуть старые обиды в сторону и начать действовать во благо, а не вопреки?

Я не выдержала. Моё здоровье было окончательно подорвано. Условий для реализации собственной мечты не было. На следующий день на работу я не вышла. Я плакала всю ночь и весь день, не в силах поднять себя с колен. Ноги на работу просто не шли.

К обеду я смогла пойти и написать заявление об увольнении по собственному желанию. Хотя мне уже было всё равно: пусть даже по статье бы уволили, главное – не мучиться так больше.

Часть 5

Часть 5

С чего начинается гибель культуры? Почему разрушаются человеческие идеалы, стремление к лучшему, к светлому и сокровенному? Почему люди перестают читать книги, увлекаться историей мира, замыкаются, не ходят на массовые мероприятия, убегают в интернет?

Наверное, эти вопросы волнуют многих из нас, а особенно родителей, чьи дети «ушли» в социальные сети и виртуальные игры.

Всё начинается с подвалов заброшенных библиотек, затопленных канализационными отходами. В их помещениях стоит невыносимая вонь человеческих испражнений, говорящая о том, что книги превратились в никому ненужные отбросы, воняющие и изрыгающие яд. Кто будет читать эти книги, да и вообще ходить в такие «воняющие» библиотеки? Кому нужно вдыхать аромат канализации?

Книги, стоящие на полках, не протираются многие месяцы. Они источают дурман книжной пыли, обволакивающий на несколько метров всё живое и мешающий свободно дышать. В таком помещении практически невозможно работать. А люди, которые продолжают «существовать» в нём, сами утонули в пыли и человеческих испражнениях. Пыль, мышиный помёт, запах из канализации отпугивает тех, кто вступает в стены библиотеки. Но больше всего настораживают люди, работающие в ней…

Что с ними? Понять это сложно простому обывателю. Став библиотекарем, познаёшь все прелести этой профессии. Люди, трудящиеся в таких жутких условиях, как нарочно, создают их сами. Они сами не протирают пыль с книг, попивая чаёк и мирно беседуя с единичными читателями, сами затевают вражду между собой, разлагая себя по частям, опускаясь в ту грязь, в которой оказались их книги, а вместе с тем, и культура.

Больше всего их интересует борьба с другими библиотекарями, с начальством. Они погрязли в ссорах и пересудах, в вечных спорах, кто прав, кто виноват, вместо того, чтобы помириться, прийти к согласию, а не заниматься всякой ерундой. Они, по сути, не работают, не заняты делом, а развлекаются на территории библиотеки, получая при этом заработную плату, отторгая всё новое.

Они сопротивляются всему тому, что настойчиво стучится в дверь библиотеки. Стоит только предложить что-то поменять – и вот, встречаешь целую волну возмущения, битьё по рукам, чёрное «одобрение» и злословие. Библиотекари сейчас в основном пенсионеры. Им трудно перестраиваться под новые веяния, они воспринимают их как оккупацию сверху. Старый работник привык к тишине, мирным единичным посетителям. Его тихая и отнюдь неспокойная жизнь в грязи и дурманящем чаду пыли вполне его устраивает. Он ничего не хочет менять. Новое – это лишняя угроза для библиотеки в целом. Это новое начальство, новые распоряжения. И новое всегда воспринимается в штыки, даже если это что-то доброе и чистое, желающее прийти на помощь в любой момент, доброе с открытым сердцем. Это новое вышвыривается из библиотеки так же быстро, как туда и пришло. Находится тысяча причин, миллионы фактов и случаев, которые способны просто загубить вновь родившееся. Гибнет новое, погибает и старое, оставляя гниль и канализационный запах… Погибает культура в нескончаемой борьбе её работников…Точнее то, что от неё осталось. Гибнет заведующий библиотеки, не в силах справиться с гневом рычащих работников, утопая в сплетнях и интригах, на самом деле никому не нужных и направленных лишь на уничтожение культуры…

Гибнет вместе с библиотекой многое: детские мечты, которые могли бы осуществиться, если бы ребёнок просто прочитал понравившуюся ему книжку, разрушаются идеалы, когда-то воспетые в книгах и позабытые обществом, тонет бытие…А дети и молодёжь смело покоряют просторы интернета и социальных сетей, лишь изредка обращаясь к книге по указанию учителя. Сама библиотека не прельщает подрастающее поколение: в ней вечный запах канализации, а книжная пыль только раздражает лёгкие и вынуждает постоянно чихать, да и новинок нет, дефицит вечный, допроситься новой книги практически невозможно.

Так гибнет культура вместе с головами людей, которые когда-то служили её проводниками, а вместо своего призвания под старость занялись нечто совершенно противоположным, погрязли в интригах и сплетнях. Пропадают личности, портятся и становятся опасными для читателя книги, погибает путеводная нить к знаниям, которые когда-то наполняли головы людей… А всё из-за чего? Из-за простой человеческой неприязни друг к другу, нежелания развиваться, лени человеческих душ, заплывающих жиром.

Автор: Юлия Раенко

Подснежники

На главной странице Вы можете познакомиться с наиболее популярными материалами сайта "Озеро сказок". Перейти на главную...

Для взрослых 

Юмористические сценарии сказок на новый лад станут настоящим открытием для организаторов праздников

Подробнее...

Для детей 

Увлекательные детские сказки превратят досуг ребят в неповторимое приключение

Подробнее...
#fc3424 #5835a1 #1975f2 #2fc86b #fbeac9 #eef12109 #170714114344